О том, как питалось население Новгородской губернии мы узнали из статьи Натальи Федорук «Население Новгородской губернии XIX века».

В городах общепринятым становилось не только регулярное чаепитие, но и угощение кофе. Из «Этнографического описания города Белозерска» за 1853 год мы узнаем. Что его жители отличаются гостеприимством и приветливостью, и «в редком доме, чтобы не пили чай каждый день, или кофе, к которому в Белозерске, особенно женщины имеют большое пристрастие и считают угощением в случае приятного гостя».

От чая и кофе будет вполне логично перейти к более подробному рассмотрению пищевого рациона населения Новгородской губернии 19 века. Как правило, пища жителей губернии подразделялась на постную и скромную, а также на повседневную и праздничную. И, конечно, пищевой рацион во многом зависел от достатка семьи. Большинство авторов отмечало, что повседневная крестьянская пища не отличалась большим разнообразием. «Обед новгородского крестьянина состоит большей частью из пустых щей с солью и овсяными крупами и каши; бывают калиточки и рогульки (род лепешек). Завтрак состоит из хлеба с солью и кваса». По сведениям из Череповецкого уезда Новгородской губернии, относящимся к 40-м годам 19 в., обычная еда небогатых крестьян состояла из ржаного хлеба пополам с овсом, щей из серой капусты со сметаной и молока, кроме этого, в праздники на стол подавали ржаные рогульки с маслом, кашу из овсяных круп, картофельник с маслом и яйцами, а в постные дни ели редьку, толокно с квасом, щи с луком, из солода кашу очень сладкую. Видимо, общераспространенным было четырехразовое питание: завтрак, обед, полдник, ужин. «В осеннее и зимнее время крестьяне встают часа в четыре утра или поздно в пять…В будни крестьянин завтракает одним сухим хлебом с солью, а иногда с солеными грибами, и отправляется на улицу. Около 9 часов утра- обед… Обыкновенное кушанье – щи, крошенные зеленые  и белые листья капусты и заквашенные с приправою соли и овсяных круп. Крестьяне вообще едят медленно, жуют долго; хлебнет ложку щей и положит на стол ее, потом опять хлебнет. Домаха раза два подливает щей в огромную чашку. Иногда в этом и заключается весь обед, а иногда прибавляют репню – крошечная брюква с капустой, крепко проваренная в печи —  или солонухи и кашу. Кашу впрочем, едят богатые крестьяне, больше всего гречневую и называют ее «заспа»…После 12 часов полдничают, также обедают, и часа в 4 повечеряют – ужинают, мужики и дети ложатся спать, а женщины садятся прясть при свете лучины».

Щи и каша действительно были самой распространенной пищей, но жителям Новгородской губернии было известно и больше количество других блюд, которые, при имеющейся возможности, готовились и подавались на стол. Те же щи можно было приготовить в нескольких вариантах. В качестве примера приведем следующее описание: «Пища постная ежедневная: редька, капуста квашенная с огурцами и луком, разведенная квасом, ботвинье из свеклы и огурцов, щи из серой капусты с ильменскими ершами или снетками, кашица или овсянка из овсяных круп с снетками, горох, каша гречневая, или пшенная, или ячменная с конопляным маслом; праздничная: белой муки пирог с рыбой-сигом, или судаком, или язем, или щукой и т.п., щи из белой капусты со снетками, горох с ситником, уха из налимов или окуней, пирог с изюмом или сушеной малиной, обмазанный бадейным медом или посыпанный сахаром; пища скромная  ежедневная: щи из серой капусты с говядиной, молоко, каша молочная; праздничная: студень говяжья, пирог круглый с говядиной или со свининой, щи из белой капусты с говядиной, жаркое из рыбы большею частию, ситник с молоком с киселем». Таким образом, наиболее вкусные и разнообразные блюда готовились по праздникам для угощения членов семьи  и гостей. Кроме специальной пищи, в праздничные дни полагалось потчевать гостей и спиртными напитками. Об этой традиции упоминают практически все авторы 19 столетия, и все они сходятся во мнении, что жители Новгородской губернии употребляли крепкие напитки неумеренно. Некоторые авторы пытались объяснить такую неумеренность: «Новгородский крестьянин употребляет водку в излишестве, особенно по праздникам; вероятно, это зависит от малопитательной пищи, чрезмерных трудов и холодного климата», Но в большинстве своем, подобная традиция осуждается. Некоторые из авторов подчеркивают, что пивные праздники, принятые у крестьян, кроме прочих негативных последствий, разоряют крестьянское хозяйство. «…Редкий крестьянин не варит на праздник пива, хотя бы это стоило ему последнего хлеба». Свидетельства тому встречаются неоднократно. «После приходских праздников крестьяне продолжают гулять по три дня и более; целыми селениями гостят одни у других…» В праздники пьют все, «не разбирая пола и возраста» ,-  сообщает  автор и пишет далее: «Есть такие удальцы, что выпивают по ведру пива, и как же его раздует» Не согнуть ни пальцев, ни рук – сидит, вытаращив глаза, и ничего не видит, не понимает». «Праздники крестьянин делит на пивные и не пивные; он рад празднику и всякому, но пивному рад вдвое…», однако  пьянство приводит ко многим проблемам – « от одного порока рождается другой, от пьянства ссора, драка, самоуправство, жалоба и тяжба».Даже в отчетах новгородского губернатора, отправляемых ежегодно императору, поднимается этот вопрос: «Господствующая страсть в городах между мещанами и ямщиками на большой Московской дороге пьянство, доведшее их почти до нищеты; затем крайность ввергает их в преступления», — писал новгородский губернатор в отчете за 1840 год.  Сами жители Новгородской губернии относились  к этой проблеме, вероятнее всего, неоднозначно – кто-то порицал, кто-то оправдывал. Можно столкнуться  и с таким мнением, что, например, среди крестьян Череповецкого уезда нет горьких пьяниц, так как там редко кто пьет на свои деньги, а «кто пьет на чужие, то это пьянством не считается».

Статья:

Федорук Н. Население Новгородской губернии XIX века:Общий очерк образа жизни и характера по свидетельствам современников/Наталья Федорук//Чело.- 2005.- №3.-С.6-9.